Category: медицина

Бишоп, Бирретта

Глокая куздра, говоришь?

Вот читаю Льва Успенского "Слово о Словах"

Он приводит пример, ставший хрестоматийным. Профессор просит студентов объяснить фразу: "Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка". (Пример о важности служебных частей слова)

Почему-то они единогласно и безапелляционно решили, что в этом предложении "куздра" --- подлежащее и существительное женского рода в именительном падеже, а "глокая" --- это прилагательное и, следовательно, согласованное определение. "Штеко" у них --- наречие (обстоятельство образа действия), "будланула" и "курдячит" --- глаголы (сказуемое) "бокра" --- существительное в винительном падеже (прямое дополнение) и т.д.

А почему собственно? Ведь фразу записывали "на слух", а услышать в этой фразе можно гораздо больше, чем сообщает нам "официальное толкование".

А если "штеко" будет подлежащим? И именно Штеко будланула Бокра? При чем делала это, одновременно глокая куздра ("глокая" --- деепричастие, а "куздра" тут --- существительное мужского рода в винительном падеже), т.е. что-то делая с куздром.

А можно и вообще предложить третий вариант... Если воспринимать эту фразу не на слух, а "на глаз"... Оставим словосочетанию "глокая куздра" функцию подлежащего и определения. Тогда вполне вероятно, что Штеко Будланула --- это имя и фамилия куздры, и какова же она, эта Штеко Будланула? Конечно бокра! Ведь "бокра" тогда может стать кратким прилагательным(сродни слову "мокра") И именно потому что она такова, она курдячит бедного бокрёнка!

А чем не вариант с таким толкованием: "будланула Бокра" и "курдячит Бокрёнка" --- это названия болезней? "Будланула" --- это такое образование типа фурункула... А "кудрячит" --- заболевание вроде дифтерита. А Бокр, и Бокрёнок --- это врачи, чьи имена присвоены этим заболеваниям (вроде болезни Боткина). И тогда эта фраза превращается в обращение к Куздре. В этом обращении "штеко" надо писать, как "ште-ко!" (тогда это будет глаголом в повелительном наклонении вроде "скажи-ко!"). Дескать: Давай-ка, Куздра, глокая (опять же деепричастие в значении "заикаясь", "срываясь", "рыдая"), сообщи-ко мне такой вот диагноз...

Все-таки непростое это занятие --- экзегетика!

P.S. Может быть кто-то предложит свой вариант толкования этой фразы?

P.P.S Появилась еще одна мысль "Глокая Куздра" может быть истолкована, как некий математический или физический термин (вроде "Кривая Безье", "Константа Бойля-Мариотта")... И вся фраза становится описанием последствий некоего опыта вроде запуска Большого Адронного Коллайдера...
Бишоп, Бирретта

Надо ли страдать, чтобы не грешить?

Какие причудливые метаморфозы происходят с нашим
восприятием текста Библии! Иногда даже расположение текста на странице может
способствовать неверному или предвзятому толкованию!



Мне вспоминается типичный пример такого подхода. Он содержится в первом послании
Петра.



Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью;
ибо страдающий плотию перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить
уже не по человеческим похотям, но по воле Божией. (1Пет.4:1,2)



В Синодальном издании вторая половина этого предложения перенесена на следующую
страницу.</p>



 





А дальше страницу надо переворачивать! Поэтому многие читатели,
не обращая внимания на запятую, ошибочно полагают, что мысль автора закончилась
фразой: "Страдающий плотью перестает грешить!"



Боже мой, сколько богословских фантазий было высказано на эту тему! И все они
вьются вокруг одной нехитрой мысли: «Чтобы не грешить, надо страдать». Причем
предполагается, что  страдания, автоматически
лишают тебя способности грешить! Они, якобы, убивают в человеке всякое желание
грешить. В связи с этим, христианам рекомендуется  для очищения Церкви от греха намеренно искать
возможности пострадать. Больным советуют не искать медицинской помощи в целях
уменьшения концентрации беззаконий... Да мало ли в какие дебри может завести изощренное
мышление "толкователя", выдающего жажду власти над умами людей  за искреннее желание помочь ближнему!





А ведь мысль автора в другом. Текст звучит так: «…ибо страдающий плотию
перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим
похотям, но по воле Божией». Здесь Петр сообщает о том, что человек, который
пострадал за Христа (а именно о таких страданиях, а не о болезнях идет речь в
контексте… посмотрите, как эта мысль развивается, начиная с 14 стиха 3 главы),
принимает волевое решение не грешить, чтобы не тратить зря время своей земной
жизни. Другими словами, страдания способствуют переоценке жизненных ценностей,
а вовсе не лишают возможностей и желания грешить...



Так что никакой «магии» страданий не существует. Скорби, беды и боль — это не рубильник,
выключающий грех.



Так что нечего тут мифы на пустом месте плодить!
Переворачивайте вовремя страницы!

Павел Бегичев pavel_begichev