Category: медицина

Основной

Новое служение нашей церкви...





Я просто восхищён Божьим чудом.
Осенью Бог подарил нашей общине брата Якова Арсёнова. Человек с двумя высшими образованиями, большим жизненным опытом и непростой судьбой давно уже решил посвятить себя помощи людям, прошедшим реабилитацию в различных центрах.

Обычно реабилитационные центры помогают алкоголикам и наркоманам бросить пить и колоться. Второй этап их реабилитации -- служение в качестве наставников в родных реабцентрах... А вот после этого социализация у многих не задаётся. Трудно устроиться на работу, восстановить документы, негде жить и т.д.

Брат Яков арендовал для этих нужд гектар земли возле дер. Савельево, что в Истринском районе. Самолично при помощи топора и гвоздей из отходов, обрезков и обломков изготовил чудо-юрту и чудо-туалет...

А 21 марта 2015 года мы с членами нашей церкви поехали эту юрту освящать и благословлять Якова на служение.

Московская евангелическая община Воздвижения Креста Господня взяла духовное попечение над этим центром социализации людей.

Я прошу у вас, друзья, помощи. Помогите распространить эту информацию, чтобы центры реабилитации присылали своих реабилитантов к нам в центр социализации... Это всё бесплатно, во славу Божью...

Можно приезжать, строиться (там часть земли предназначена под поселение, а значит можно будет прописаться), работать. Помогать Якову и его опекаемым...
Тел. Якова Арсёнова +7 (926) 186-87-24

А вот два видеоролика об освящении чудо-юрты...

Первый покороче, без слов...




А второй подлиннее, со словами молитв чина освящения и помазания елеем... Только песни и проповедь не записаны...

Основной

Разрушение мифов по четвергам.

Миф о страдании и грехе


Миф, подлежащий сегодняшнему разрушению, основан на моём наблюдением за тем, какие причудливые метаморфозы происходят с нашим восприятием текста Библии! Иногда даже расположение отрывка на странице может способствовать неверному или предвзятому толкованию!


Мне вспоминается типичный пример такого подхода. Он содержится в первом Послании Петра.


Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотию перестаёт грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией (1 Пет. 4:1,2).


В Синодальном издании вторая половина этого предложения перенесена на следующую страницу.


А дальше страницу надо переворачивать! Поэтому многие читатели, не обращая внимания на запятую, ошибочно полагают, что мысль автора закончилась фразой: «Страдающий плотью перестает грешить!»


Боже мой, сколько богословских фантазий было высказано на эту тему! И все они вьются вокруг одной нехитрой мысли: «Чтобы не грешить, надо страдать». Причём предполагается, что страдания, автоматически лишают тебя способности грешить! Они, якобы, убивают в человеке всякое желание грешить. В связи с этим, христианам рекомендуется для очищения Церкви от греха намеренно искать возможности пострадать. Больным советуют не искать медицинской помощи в целях уменьшения концентрации беззаконий… Да мало ли в какие дебри может завести изощрённое мышление «толкователя», выдающего жажду власти над умами людей за искреннее желание помочь ближнему!


А ведь мысль автора в другом. Текст звучит так: «…ибо страдающий плотию перестаёт грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией». Здесь Пётр сообщает о том, что человек, который пострадал за Христа (а именно о таких страданиях, а не о болезнях идёт речь в контексте; посмотрите, как эта мысль развивается, начиная со стиха 14 главы 3), принимает волевое решение не грешить, чтобы не тратить зря время своей земной жизни. Другими словами, страдания способствуют переоценке жизненных ценностей, а вовсе не лишают возможностей и желания грешить…


Так что никакой «магии» страданий не существует. Скорби, беды и боль — это не рубильник, выключающий грех.


Так что нечего тут мифы на пустом месте плодить! Переворачивайте вовремя страницы!

***

9 сент, 2010
Скачать всю книгу “Современное христианское мифотворчество и разрушение мифов” можно тут.

Основной

Миша Гуц в реанимации

Мой старинный друг Михаил Владимирович Гуц, пастор и миссионер в г. Челябинске попал в реанимацию. Похоже на инсульт (пропала способность говорить).
Молимся об исцелении!
Основной

Еду в Самару/Тольятти...



11-го августа утром мы с Настей приезжаем в Самару... Возможно, я даже там переночую... Во вторник 12-го уезжаю в Тольятти...

Если кому-то нужно встретиться, телеграфируйте на почту...

Надо будет подменить сестру, пока она уезжает в коротенький отпуск. Надо будет посидеть с мамой, которой, мягко говоря, не лучше...

Прошу молитв... Мама со старческой деменцией... 10 дней в доме с аллергеном-кошкой, на таблетках — это тяжело...  А ещё тут финансовые трудности...

Но верю, что, как всегда, Бог не оставит!

Встречай меня, земля родная!

0_f6820_dc73c93_XXXL
Бишоп, Бирретта

В продолжение поста о поэзии...

К сожалению, я убеждаюсь, что у многих современных читателей развилась довольно тяжелая болезнь: поэтическая глухота.

Некоторые недоумевают, почему "стихи" из того постинга плохи... Кто-то не видит разницы между хорошими и плохими стихами...

Надо, думаю, лечить эту глухоту... Еженедельную рубрику, конечно, я не введу, но по мере сил буду выкладывать что-нибудь исцеляющее... А пока небольшой тест, простенький...

Вот фрагмент из статьи К.И. Чуковского, где, описывая историю создания "Айболита", писатель повествует о муках рождения четырех строк.

Вы увидите, сколько раз он правил текст! (большинству современных "поэтов" и в голову не придет так мучительно искать другие варианты)

Сначала прочитайте от начала до конца этот фрагмент, а свой вопрос я задам после. Итак:


Тетрадки, случайно уцелевшие у меня до сих пор, заполнены такими двустишиями:

Первое:

И пришла к Айболиту коза:
"У меня заболели глаза!"
Второе:
И пришла к Айболиту лисица:
"Ой, болит у меня поясница!"
Третье:
Прилетела к нему сова:
"Ой, болит у меня голова!"
Четвертое:
И влетела к нему канарейка:
"У меня исцарапана шейка".
Пятое:
И влетела к нему чечетка:
"У меня, говорит, чахотка".

Шестое:
Прилетела к нему куропатка:
"У меня, говорит, лихорадка".
Седьмое:
И приплелся к нему утконос:
"У меня, говорит, понос".
И восьмое, и десятое, и сотое - все были в таком же роде. Нельзя сказать, чтобы они никуда не годились. Каждое было аккуратно сработано и, казалось бы, могло благополучно войти в мою сказку.

И все же я чувствовал к ним омерзение. Мне было стыдно, что бедная моя голова производит такие пустышки. Механически срифмовать наименование больного с обозначением болезни, которая терзает его,- слишком легкий ремесленный труд, доступный любому писаке. А я добивался живого образа, живой интонации и ненавидел банальные строки, которые без всякого участия сердца выводило мое скудное перо.

После того как у бегемота оказалась икота, и у носорога - изжога, а кобра пожаловалась у меня на свои заболевшие ребра (которых, кстати, у нее никогда не бывало), а кит на менингит, а мартышка на одышку, а пес на склероз, я в отчаянии попытался прибегнуть к более сложным синтаксическим формам:

А жирафы так охрипли,
Опасаемся, не грипп ли.
Рифма "охрипли" и "грипп ли" была и нова и свежа, но никаким самым затейливым рифмам не спасти плоховатых стишков. В погоне за щегольскими созвучиями я в конце концов дописался до таких пустопорожних куплетов:

Прилетели трясогузки
И запели по-французски:
"Ах, у нашего младенца -
Инфлуэнца".
Этот стих показался мне еще хуже других. Нужно было выбросить его вон из души и упрямо продолжать свои поиски. На эти поиски ушло дня четыре, не меньше. Зато какое ощутил я безмерное счастье, когда на пятый день после многих попыток, измучивших меня своей бесплодностью, у меня наконец написалось:

И пришла к Айболиту лиса:
"Ой, меня укусила оса!"

И пришел к Айболиту барбос:
"Меня курица клюнула в нос!"


А теперь вопрос: не прибегая к помощи гугля и других поисковых систем, определите почему последние четыре строки лучше предыдущих вариантов!
Бишоп, Бирретта

Грехи наши тяжкие...

День сегодня прошел как-то странно...
С утра мучился аллергией (березы, заразы, цветут)... Еле доехал до церкви (проповедовал только в "Парадигме")... умудрился сказать проповедь, которую уже говорил в этой общине (маразм и склероз, здравствуйте, братья!)... А к вечеру и вовсе поднялась температура...

Хорошо хоть мир не без добрых людей... Клинковы довезли меня до дома, Пожидаевы угостили пирожками с картошкой (из коих удалось выцепить один, ибо Палычи сожрали все:))

Выпадаю из активной жизни на неопределенный срок... Не безобразничайте тут у меня! :)
Бишоп, Бирретта

Пешеход-женщина...

Читаю "Хромую судьбу" АБС...

Понравилось: "Молодая пешеход добежал до переход!"

Эта трогательная особенность русского языка обходиться без слов женского рода в обозначении некоторых профессий и статусов порождает множество вариаций:

--- Пожилая большевик укатил на броневик!

--- Моложавая студент пострадал из-за момент!

--- Окровавленная врач принимает передач!

--- Симпатичная моряк вскоре заморИт червяк!

И т.д.

Может кто решится продолжить?
Бишоп, Бирретта

Глокая куздра, говоришь?

Вот читаю Льва Успенского "Слово о Словах"

Он приводит пример, ставший хрестоматийным. Профессор просит студентов объяснить фразу: "Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка". (Пример о важности служебных частей слова)

Почему-то они единогласно и безапелляционно решили, что в этом предложении "куздра" --- подлежащее и существительное женского рода в именительном падеже, а "глокая" --- это прилагательное и, следовательно, согласованное определение. "Штеко" у них --- наречие (обстоятельство образа действия), "будланула" и "курдячит" --- глаголы (сказуемое) "бокра" --- существительное в винительном падеже (прямое дополнение) и т.д.

А почему собственно? Ведь фразу записывали "на слух", а услышать в этой фразе можно гораздо больше, чем сообщает нам "официальное толкование".

А если "штеко" будет подлежащим? И именно Штеко будланула Бокра? При чем делала это, одновременно глокая куздра ("глокая" --- деепричастие, а "куздра" тут --- существительное мужского рода в винительном падеже), т.е. что-то делая с куздром.

А можно и вообще предложить третий вариант... Если воспринимать эту фразу не на слух, а "на глаз"... Оставим словосочетанию "глокая куздра" функцию подлежащего и определения. Тогда вполне вероятно, что Штеко Будланула --- это имя и фамилия куздры, и какова же она, эта Штеко Будланула? Конечно бокра! Ведь "бокра" тогда может стать кратким прилагательным(сродни слову "мокра") И именно потому что она такова, она курдячит бедного бокрёнка!

А чем не вариант с таким толкованием: "будланула Бокра" и "курдячит Бокрёнка" --- это названия болезней? "Будланула" --- это такое образование типа фурункула... А "кудрячит" --- заболевание вроде дифтерита. А Бокр, и Бокрёнок --- это врачи, чьи имена присвоены этим заболеваниям (вроде болезни Боткина). И тогда эта фраза превращается в обращение к Куздре. В этом обращении "штеко" надо писать, как "ште-ко!" (тогда это будет глаголом в повелительном наклонении вроде "скажи-ко!"). Дескать: Давай-ка, Куздра, глокая (опять же деепричастие в значении "заикаясь", "срываясь", "рыдая"), сообщи-ко мне такой вот диагноз...

Все-таки непростое это занятие --- экзегетика!

P.S. Может быть кто-то предложит свой вариант толкования этой фразы?

P.P.S Появилась еще одна мысль "Глокая Куздра" может быть истолкована, как некий математический или физический термин (вроде "Кривая Безье", "Константа Бойля-Мариотта")... И вся фраза становится описанием последствий некоего опыта вроде запуска Большого Адронного Коллайдера...