Category: лытдыбр

Основной

СМЕРТЬ И ЕЕ УРОКИ

Оригинал взят у zamorin в СМЕРТЬ И ЕЕ УРОКИ

В детстве я считал, что никогда не умру. Мир представлялся мне раем. После заблуждений средних лет, я вновь вернулся к этим убеждениям.
В детстве я уважал отца за то, что он журналист. Несколько позже я презирал журналистику. Теперь я сам стал журналистом, правда, церковным. И что касается новостей на сегодняшний, да и на любой день, то их четыре:
1. Мы все умрем
2. Мы все воскреснем
3. Мы будем судимы за каждое наше дело, слово и помышление
4. Но мы будем судимы судом любви Христовой.
Если, конечно за эти 25 тысяч дней успеем принять Христа.
Притом, что я никогда не умру, со смертью я встретился в раннем детстве. Она лежала в виде моего мертвого деда Дмитрия на столе. Уже то, что дед лежал на столе, было что-то подозрительное, взрослые так обычно не поступали. Он лежал тихо, и видно было, что он не затаился. Было спокойствие и тайна. Да, я понял что "умер" означает "тайна".
Когда мне позже приходилось играть с друзьями в войну, то меня часто убивали, и я лежал мертвый, пытаясь скрыть, что я запыхался. Я закрывал глаза и лежал, не шелохнувшись, до тех пор, пока мне не надоедало, и я вставал, прося друзей начать войну сначала.

Read more...Collapse )


Основной

С днём учителя, коллеги!

Уже начался мой профессиональный праздник! Ура!!!

Кадр из любимого фильма.



И любимый текст об учителе. Без ката. Ибо нефиг прятать под кат такую красоту!

Юрий Коваль. "От Красных Ворот". Отрывок...

Я готовился в институт. 
Все в нашем дворе, конечно, понимали, что в институт мне в жизни не поступить.
Понимал это я, понимал это и брат мой Боря, понимали школьные учителя, разве
только Милорд ничего не понимал. Но, пожалуй, даже и он догадывался, что человек,
который носит на голове гладкошерстного фокстерьера, вряд ли поступит в педагогический
институт. 
Но жил на свете Владимир Николаевич Протопопов, который не понимал, что я не
поступлю. Он понимал, что я поступлю, и мне было неловко знать, что я провалюсь
и подведу Владимира Николаевича Протопопова. 
Владимир Николаевич был великий учитель. Превратить двоечника в троечника для
него было пара пустяков. Один только вид Владимира Николаевича - его яростная
борода и пронзительный взгляд - мгновенно превращал двоечника в троечника. 
Когда же Протопопов открывал рот и слышались неумолимые раскаты, новообретенному
троечнику ничего в жизни не оставалось, кроме последней мучительной попытки превращения
в четверочника. 
- А дальше уже от бога,- решал обычно Владимир Николаевич. 
Брат мой Боря, тяжелейший в те времена двоечник-рецидивист, рассказывал, как
Владимир Николаевич Протопопов впервые вошел к ним в класс поздней осенью сорок
шестого года. 
Дверь их класса вначале сама по себе затряслась. 
Она тряслась от волнения и невроза. Она чувствовала, что к ней кто-то приближается,
а кто - не понимала. У нее дрожали зубы, ее бил озноб, и с грохотом наконец дверь
распахнулась. 
Мохнатейшая шапка-ушанка, надвинутая на самые брови, из-под которых блистали
пронзительные стальные глаза, возникла в двери - и явился Протопопов. 
Он был, как я уже подчеркивал, в шапке, а на правом его плече висел рюкзак. Кроме
того, он был в черном костюме и в галстуке, но именно шапка и рюкзак вспоминались
впоследствии, а галстук и костюм позабылись. 
Стремительным и благородным каким-то полушагом-полупрыжком Владимир Николаевич
достиг учительского стола и грозно провещился:
Как с древа сорвался предатель ученик...
Ученики, которые успели встать, чтоб поприветствовать учителя, остолбенели у
парт своих, те же, что встать не успели, так и замерли в полусидячем-полустоячем
положении. 
Владимир Николаевич между тем впал в тяжелейшую паузу. В глазах его было предельное
внимание. Он явно следил, как срывается ученик-предатель с воображаемого древа
и летит в бездну. 
Бездна эта была бездонна, и поэтому пауза могла тянуться сколько угодно. И всем
ясно было, что, пока летящий предатель не достигнет чего-нибудь, обо что можно
вдребезги расшибиться, Протопопов будет следить за его полетом. 
И тут послышался страшный удар. Это Протопопов обрушил с плеча на стол свой рюкзак.

И всем ясно стало, что предатель достиг чего-то и расшибся вдребезги. Это была
мгновенная и страшная смерть. 
Протопопов протянул было руку к шапке, хотел было снять ее, но раздумал. 
После смерти образовалась пустота. 
В пустоте же этой медленно начинало что-то копошиться, зашуршало что-то, а что
- было непонятно. 
- Диавол прилетел,- прошептал Протопопов.- К лицу его приник. 
И Владимир Николаевич отвернулся от этой картины, ему неприятно было видеть все
это. Но объяснить происходящее было все-таки необходимо, и он сделал это крутыми
и сильными словами:
 ... Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной 
И бросил труп живой в гортань геенны гладной...
Владимир Николаевич пошарил многозначительно в рюкзаке и вытащил из него австрийский
обоюдоострый штык, потом достал буханку хлеба и снял, наконец, шапку. Взрезал
штыком буханку и начал есть хлеб. 
Ученики окончательно окоченели. 
Они не поняли ничего, кроме того, что столь знакомое им слово "ученик" неприятно
сочетается со словом "предатель". А некоторые ребята попроще и дело поняли просто:
если они будут плохо учиться - "диавол" будет в них "жизнь дхать". Борода же
Владимира Николаевича, в которой исчезала краюха хлеба, всем без исключения представилась
вратами, ведущими в "гортань геенны гладной". 
Владимир Николаевич, поедая хлеб, лукаво поглядывал на учеников и бормотал, кивая
кое на кого из класса:
Им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни...
Окоченевшие ученики немедленно почувствовали себя гагарами, и многим мучительно
захотелось, чтоб наслажденье битвой жизни сделалось им доступно. 
Владимир Николаевич разглядывал класс и кое-кому неожиданно подмигивал. Подмигнул
он и моему брату Боре. И Боря тогда понял, что еще не все потеряно, что ему,
может быть, удастся вырваться из семейства гагар. 
Некоторые же ученики, наверно, из тех, кому Протопопов не подмигнул, сделались
недовольны, что учитель на уроках хлеб ест. И тогда Владимир Николаевич встал
и мощно раздробил недовольство:
А судьи кто? - За древностию лет 
К свободной жизни их вражда непримирима...
Владимир Николаевич совершил чудо. 
Он вырвал моего брата Борю из семейства гагар-рецидивистов и направил Борины
стопы в более высохие отряды пернатых, туда, поближе к уровню вальдшнепов и лебедей.

Он совершил чудо, а сам ушел из школы, в которой учился мой дорогой Боря, а затем
я. 
Радость моих родителей по поводу того, что Боря выбрался из гагар, омрачалась
тем, что я еще болтался в гагарах. Считалось, что только Владимир Николаевич
может поставить меня на крыло, и он взялся за это тяжелейшее дело. 
Поздним вечером, часов в одиннадцать, я выходил из дому. Я шел к Владимиру Николаевичу
Протопопову. 
От Красных ворот, которые стояли над метро и над нашим домом, я шел по Садовой-Черногрязской
к Земляному валу, там сворачивал налево, и вот уже школа в Гороховом переулке.
Здесь-то и дробил Владимир Николаевич твердыню моего гагарства, приобщал меня
к уровню полета вальдшнепов. 
Делал он это ночью. Днем у него не было никакого времени, и, кроме того, он считал,
что ночью гагарство мое дает слабину. 
Когда я приходил, Владимир Николаевич сидел обыкновенно в пустой учительской
и проверял тетради. 
Заприметив меня, он смеялся весело, от всей души и бил меня в грудь кулаками.
И я смеялся, уворачиваясь от довольно-таки тяжелых ударов, которыми приветствовал
меня мой учитель. 
Настучавшись в мою грудь и раскрыв таким образом душу мою для знаний, Протопопов
заваривал сверхкрепчайший чай и набивал трубку "Золотым руном" в смеси с табаком
"Флотским". 
И мы начинали пить чай. 
Владимир Николаевич учил меня, как набивать трубку и как заваривать сверхкрепчайший
чай, и ему нравилось, как я справлялся с этой человеческой наукой. 
Потом Владимир Николаевич снова начинал проверять тет-. ради, а я ему, как мог,
помогал. 
В этом и был главный смысл ночного протопоповского урока: мне, потенциальному
двоечнику и другу гагар, великий учитель доверял проверку сочинений, авторы которых,
возможно, бывали и старше, и грамотней меня. 
Одним махом Протопопов убивал многих зайцев. 
Он не только выжимал до предела скудные мои знания, не только напрягал внимательность,
обострял ответственность и возбуждал решительность, но и внедрял в меня некоторые
сведения из проверяемых мною же тетрадей. А когда я поднаторел, Владимир Николаевич
убил еще одного зайца: я немного все-таки облегчал гору его тетрадей. 
Он доверял мне даже ставить отметки - двойки и четверки. Тройки и пятерки он
ставить не велел. И в этом заключалась любопытная его мысль. 
Он, конечно, понимал, что мне, как другу гагар, двойки несимпатичны. Я и вправду
их очень не любил и всегда старался "натянуть на тройку". Мне казалось преступным
ставить двойки бедным гагарам из другой школы. Если уж я ставил двойку - это
был трагический, но, увы, бесповоротный факт. Оставалось только снять шапку.

Тройки Протопопов за мною перепроверял, а пятерки всегда считались от Бога, и
тут Владимир Николаевич должен был глянуть сам. 
Ну а четверка - пожалуйста. Четверку он мне доверял, тут наши мнения никогда
не расходились, и я гордился этим. 
Проверив тетрадки, я раскладывал их на четыре кучки - двойки, тройки, четверки
и пятерки. 
- Учитель! - шутил тогда Владимир Николаевич и бил меня в грудь кулаком.- Перед
именем твоим позволь смиренно преклонить колени... 
И тут он перепроверял за мной тройки и пятерки. Наткнувшись на какую-нибудь мою
глупость или недоразумение, он недовольно бурчал: 
- Гагарство...- И ногтем подчеркивал то место в тетради, где находилась моя глупость
или недоразумение. 
Глупость моя или недоразумение никогда не сопровождались протопоповским кулаком.
Кулак был от радости, от счастья, а тут вступал в силу ноготь. Он упирался в
то место тетради, где я допустил гагарство, а если я ничего не понимал, сопровождался
жесткими ногтеобразными словами. 
Потом я засыпал наконец на кожаном учительском диване и, просыпаясь иногда, видел,
как сидит мой учитель за столом, пьет чай, курит трубку и все проверяет, проверяет
бесконечные тетради, и сверкают его добрейшие стальные глаза. Владимир Николаевич
Протопопов не спал никогда. 
Как-то зимней метельною ночью и на меня напала бессонница, а в бессоннице пришло
вдруг некоторое озарение, и я написал стихи:
Метели летели, 
Метели мели, 
Метели свистели 
У самой земли...
Владимир Николаевич смеялея, как ребенок, колотил меня в грудь кулаками, а потом
вдруг вскочал, в каком-то чудовищном мгновенном плясе пронесся по учительской,
напевая:
Летели метели 
В розовом трико!
Я был потрясен. Меня поразило, как Владимир Николаевич неожиданно восплясал.
Удивляло и то, что кто-то уже написал про метели, значит, озарение мое было не
в счет и все это пахло недопустимым гагарством. 
Были однажды поздние дни мая. 
Владимир Николаевич под утро разбудил меня. Полусонного подвел к окну. В сизом
школьном окне виднелись пасмурные в утренних сумерках ветки тополя, скользкие
от росы листья. 
Мы смотрели в окно. 
Владимир Николаевич задумался и даже немного обнял меня, чего никогда раньше
не делал. Потом спохватился и ударил кулаком в грудь. 
- Был утренник,- сказал он. Помолчал. Продолжил: - Сводило челюсти... 
Я уже ожидал удара в челюсть, но снова получил в грудь.
 ... И шелест листьев был как бред. 
Синее оперенья селезня 
Сверкал за Камою рассвет.
Крепкий удар, завершающий строфу. 
Так Владимир Миколаевич Протопопов вколачивал в меня поэзию.
Итак, в нашем дворе все понимали, что в институт мне сроду не поступить. 
Понимал это я, понимал это мой брат Боря, понимали школьные учителя. Не понимал
только Владимир Николаевич Протопопов. Он понимал, что я поступлю, и я поступил...
Основной

Схемы молитв с помощью вервицы... Ну и вообще о молитвенной жизни

Вчерашний пост про молитву с использованием розария вызвал некоторое недоумение у части моих читателей. Ведь мы, протестанты, так привыкли гордиться своей молитвенной практикой. Для нас всегда идеалом молитвы была молитва "своими словами". Своеобразная молитвенная импровизация.

И это хорошо и правильно. Молиться нужно от сердца. И когда молитвенные слова рождаются свободно и текут под действием Духа Святого -- это просто прекрасно.

Но такие состояния, увы, довольно редки. Для этого нужны особые обстоятельства и эмоциональный настрой. В рутине же повседневной жизни, я обратил внимание, что даже моя молитвенная "импровизация" с годами во-первых, всё больше формализуется (я, фактически всё равно говорю своими шаблонами), а во-вторых, мне становится всё труднее сосредоточиться на молитве... Мысли улетают... А молиться нужно не только духом, но и умом, так учит нас Писание.

Лет 15 или 20 назад один баптистский служитель (назовём его В. С. Рягузов, тем более, что так оно и было) научил меня "молоканской молитве" -- молитвочтению Псалмов и вообще Писания. Это был просто прорыв. Оказывается основой для молитвы могут быть "чужие" слова. Да, я учился тогда не просто их прочитывать, но после каждой фразы, молиться своими словами по теме этой фразы. Это прекрасно.

Но мой мозг устроен так, что ему необходима частая смена "молитвенного жанра". Устаю я быстро... Такая вот немощь...

Недавно я открыл для себя литургию часов. И это тоже был прорыв... (Разумеется, я пропускаю, мариологические молитвы)

Раньше я выступал против "готовых" молитв, потому что, дескать, это слова не от сердца. Я и сегодня считаю, что лучше, конечно, пять слов своих сказать Богу, чем процитировать без интенции тонну чужих слов...

Но ведь когда мы молимся совместно, всегда кто-то "ведёт в молитве", а остальные "присоединяются".

Во время призывных собраний, желающих обратиться к Богу просят повторять молитву покаяния за благовестником, прося делать это с интенцией. В этом нет греха. Поэтому когда меня время от времени "ведут в молитве" не только живые люди, но и хорошие записанные слова Писания, или моих братьев-православных-католиков-баптистов-лютеран — это тоже хорошо.

И ещё одним способом сменить "молитвенный жанр" и чередовать размышления над Писанием и молитвенные покаянные воздыхания стали для меня молитвы по чёткам.

Православную вервицу мне подарили в 2004 году. Подарил один православный священник (назовём его В. Зайцев, тем более, что так оно и было).

С тех пор время от времени я пытался приспособить их к своей молитвенной жизни.

Я использовал и розарий, так как описал в прошлом постинге, но вервица мне тактильно больше нравится... И она длиннее... Поэтому я чередую: то розарий, то вервицу.

Кроме литургии часов, молитвенного чтения Писания, раз в день (а то и два и три) можно молиться и по чёткам...
Чётки помогают сконцентрироваться. При их использовании 80% времени всё равно уходит на "свободные" молитвы (размышления над тайнами), но мне лично они помогают "держать себя в руках".
Итак, предлагаю собственную протестантскую схему использования вервицы на сто узлов.

Термин "молитвенная фермата" я придумал сам (я же всё-таки дирижёр по светской профессии).

Желающие могут сами продолжить темы молитвенных фермат. Иногда я просто молюсь без схемы (пытаясь вспомнить в молитве 100 качеств Божьего характера, или попросить Бога избавить меня от ста различных пороков -- правда ещё ни разу не смог ни того, ни другого перечислить до сотни, всё время сбиваюсь в районе 30-ти...)

Но чаще и лучше всего получается молиться по схеме.

Разумеется, в произнесении Иисусовой молитвы и других кратких "чужих" молитв, главное -- ИНТЕНЦИЯ. Т.е. глубокое сердечное прочувствование произносимых слов... Так что вот схема. Вдруг кому-нибудь пригодится...

Кликабельно (при нажатии на картинку, открывается вариант с хорошим разрешением)

Вервица
Бишоп, Бирретта

Разрушение мифов по четвергам… Миф о том, что христиане должны исполнять Десять заповедей Ветх

Миф о том, что христиане должны исполнять Десять заповедей Ветхого Завета и вообще весь Закон Моисея.

В городе Лионе во время ссоры муж отрезал своей жене косы. Судья, вероятно, был родственником женщины. И решил во что бы то ни стало осудить мужа. Но в законе не было статьи, осуждающей за семейную ссору с отрезанием волос. Суд признал, что в ссоре супруги виноваты одинаково, но осудил мужа по статье закона, запрещающей заниматься парикмахерской деятельностью без патента…

Из интернет-новостей

***

Закон на то и создан, чтобы осуждать. Был бы человек, а статью подберём!

Из следовательской мудрости

Когда я был молодым христианином, нашедшим духовное пристанище в баптистской церкви, меня смущали некоторые странности моей новой веры. Например, меня учили, что христианин должен исполнять 10 заповедей. Все. Кроме четвертой. Или, к примеру, когда я спрашивал, а где в Библии написано, что грех женщинам носить брюки, мне говорили:

— Ветхий Завет надо исполнять также ревностно, как и Новый. Поэтому смотри Втор. 22:5.

Но когда я спрашивал, надо ли нам сделать кисточки на концах покрывала, или тщательно следить, чтобы на нас не было одежды из шерсти и льна одновременно (Втор. 22:11,12), на меня смотрели как на сумасшедшего. И тут же находились знакомые адвентисты, которые были готовы объяснить мне пагубность такой богословской непоследовательности.

Со временем я понял, что Ветхий Завет я исполнять не в силах. Я просто не услежу за всеми шестьюстами тринадцатью заповедями, некоторые из которых исполнить мне было легко (я никогда не пахал на осле и воле вместе и не варил козлёнка в молоке матери его). А другие исполнить было просто невозможно (не желай… ничего, что у ближнего твоего, я уж не говорю о том, что храма нет и жертву приносить некуда, а хлебов предложения не сыскать). Иные заповеди исполнить было бы можно, но я не знал как, ибо ни разу в проповеди не слышал о христианском ритуальном очищении в случае падения мёртвого насекомого в чашку чая или в случае ночного юношеского семяизвержения.

Так продолжалось, пока в результате тщательного изучения Писания я не осознал одну важную мысль: Ветхий Завет — это Слово Божье для христиан, живущих во времена Нового Завета, но более не заповедь Божья для нас!

Кстати, один из авторитетных толкователей Писания Гордон Фи примерно таким же образом и выразил эту нехитрую мысль:

Ветхий Завет — это не наш Завет. Завет — синоним соглашению. Ветхий Завет представляет собой старое соглашение, то, которое мы не обязаны более соблюдать. Следовательно, едва ли мы можем начать с признания того, что Ветхий Завет автоматически связывает нас. Мы должны признать, что если заповеди не обновлены в Новом Соглашении, то есть если закон Ветхого Завета не возобновляется и не обновляется в Новом Завете, он прямо не обязывает Божий народ… (ср. Рим. 6,14-15)

…Весь закон Ветхого Завета — это всё же Слово Божие для нас, хотя более и не заповедь Господня (Гордон Фи, Дуглас Стюарт. Как читать Библию и видеть всю её ценность. Глава 9).

А что значит этот тезис? Он означает следующее:

Ветхий Завет, безусловно, стал духовной основой для Нового Завета. Но христиане выполняют только те заповеди из Ветхого Завета, которые обновлены в Новом. Другими словами, мы не обязаны исполнять 10 заповедей из двадцатой главы книги Исход. Но девять из них ясно и недвусмысленно обновлены в Новом Завете. Христиане чтут Бога, гнушаются идолов, благоговеют перед именем Господа, почитают родителей, не убивают, не прелюбодействуют, не крадут, не лгут и не завидуют. Но делают они это не потому, что так написано в десятословии (декалоге), а потому что так научил нас Иисус Христос и Его апостолы в Новом Завете.

Я понимаю, что этот тезис будет воспринят в штыки многими моими дорогими читателями, но давайте попробуем разобраться.

Предлагаю вам семь мыслей по этому поводу:

Прочитать оставшуюся часть сообщения »Collapse )

blog.begichev.info

Бишоп, Бирретта

Нет худа без добра. Или чудо-жена…

В моём детстве мама частенько говорила мне такую фразу: “Я тебе дарю это сейчас, но знай, что это на день рождения!”

В эпоху тотального дефиита и малообеспеченности подарки на день рождения покупались не к радостной дате, а когда счастливым образом совпадало два фактора: наличие товара в магазине и денег в кошельке…

В наши дни товаров в магазинах навалом, а вот деньги в кошельке — явление периодческое…

Поэтому, когда у моего сына умер смартфон HTC HD2, мы задумались: какой телефон ему купить? День рождения у него только 26 февраля, а телефон нужен сейчас…

Тут в моём мозгу созрела некая комбинация… Говорю я жене своей — умнице и красавице: “Давай молиться, чтобы на мой день рождения (а мне 40 лет исполняется 27 января), Бог подарил мне много денег, и я куплю себе новый айфон, а свой 4s отдам сыну! С условием, что подарим телефон в январе, но это будет как бы на его день рождения!”

Жена вздохнула, насупилась… полезла в какой-то закуток и извлекла на Божий свет круглую сумму денег… Оказывается, она целый год копила мне на сорокалетие… А теперь вот достала купюры и говорит: “Раз уж Лёше телефон нужен сейчас, то вот, пойди и купи себе новый айфон, но это тебе как бы на день рождения!”

Прослезился я… Видит Бог, нет ни у кого такой прекрасной жены…

айфон

У меня теперь есть новенький iPhone 5s silver, у Лёши старенький iPhone 4s.

Но самое-то главное — у нас есть такая замечательная жена и мама!

Так что подарки на сороколетие у меня уже начались… :) Как в детстве!

Вот чудо-то!

blog.begichev.info

Бишоп, Бирретта

Новый перевод Библии РБО. Первые впечатления...

Читаю Библию в новом переводе РБО.



Первые впечатления двойственны.

Я понимаю, конечно, что это динамически-эквивалентный перевод, и что сделан он сугубо в миссионерских целях.

Динамически-эквивалентный перевод не заботится о синтаксической точности, но переводит лишь смысл. Так вместо громоздких фраз на языке оригинала типа: "Я прошу вас, чтобы вы начали читать", --- ДЭ-перевод скажет просто: "Прочитайте!"

Но при этом утеряет массу информации, хотя общий смысл сохранит, правда лишь настолько, насколько позволит мастерство переводчика.

Читаю сейчас книгу Бытия и поражаюсь:

Какие-то тексты переведены ОЧЕНЬ удачно! А некоторые утеряли всю свою остроту и половину важной информации.

Например, совершенно крышесносящее пророчество о семени жены из Быт. 3:15 в новом переводе звучит совершенно беззубо: "Тебя и женщину Я сделаю врагами, и дети ваши будут врагами друг другу: сын ее голову тебе разбивает, а ты жалишь его в пяту!" Тут не оставлено совершенно никакой таинственности --- сын и сын, ничего особенного. Тогда как в оригинале говорится о семени жены (в септуагинте вообще речь идет о сперме женщины). Этот биологический оксюморон в оригинальном тексте служит самым первым пророчеством о рождении Мессии от Девы. Увы, в новом переводе, этого не видно...

Или, скажем, другой текст: " Ной же обрел благодать пред очами Господа". (Быт.6:8) В новом переводе звучит как: "Один лишь Ной был угоден Господу..." И сразу у читателя создается впечатление, что спасение Ноя было не делом Божьей благодати, но наградой за заслуги Ноя перед Богом.

Ну или из Быт.15:6 совершенно убрана важная богословская концепция вменения праведности. Там просто сказано: "... и в этом Господь увидел его праведность". Опять же тут сделан весьма опрометчивый выбор.

Впрочем я всегда говорил и говорю, что ДЭ-переводы и не годятся для серьезного богословского изучения Писания. Их цель просто познакомить читателя с содержанием Священных Текстов. Богословская точность тут принесена в жертву удобству чтения...

Однако не все так плохо! Тут совершенно шикарно переведены псалмы! Я просто в восхищении. Пожалуй, впервые, переводчику удалось передать поэтическое начало Псалтири. Судите сами, разве это не красота?

"Когда Господь пленников
Сиону вернул,
нам казалось, мы видим сон.
Уста наши были смеха полны,
уста наши пели хвалу.

Говорили народы, глядя на нас:
"Сотворил с ними чудо Господь".
Да, сотворил с нами чудо Господь.
Как веселились мы.

Пленников наших верни, Господь.
Словно воды в иссохшие русла юга.
Кто со слезами сеял,
будет с радостью жать урожай.

Шел сеятель, шел и плакал.
Он вернется с весельем, неся снопы".