pavel_begichev (pavel_begichev) wrote,
pavel_begichev
pavel_begichev

Category:

Разрушение мифов по четвергам... Миф об отлучении...

Миф об отлучении.




Церковь — единственная в мире военная организация, которая добивает своих раненых.


Из нехристианских высказываний


Не так давно я стал свидетелем душераздирающей истории. Жил-был один брат. Жил не в России, а в одной европейской стране, ввозил в СССР Библии и прочую христианскую литературу. Разумеется, ввозил нелегально. Привык жить на нерве, на адреналине. Но однажды попался и стал в СССР персоной нон грата. Разумеется, западные партнёры и миссии утратили к нему интерес. Жизнь стала пресной и скучной. И вот на привычке к адреналину и острым ощущениям сыграл сатана. Брат решил получить свою дозу острых ощущений, влюбившись в юную даму и оставив собственную семью. Грех, есть грех. Жизнь покатилась кувырком. Запоздалое раскаяние ничего не изменило. Жена с детьми так и не смогли простить блудного мужа и отца. Церковь в покаяние не поверила. Брата отлучили. Помыкавшись туда и сюда, он нашёл приют только у той самой неверующей дамы. Прошли годы. Давно уже нет СССР… И вот однажды один из пожилых российских братьев вспомнил о таком миссионере и возжелал узнать его судьбу. Сказано-сделано. Сегодня найти человека в Европе не проблема. Знакомые знакомых вывели на нужный номер телефона. Старые приятели обменялись приветствиями… И вдруг пожилой европеец зарыдал как ребёнок. Сквозь слёзы он произнёс: «Представляешь, брат, за 25 лет ты первый из верующих, кто мне позвонил».


Я намеренно изменил некоторые детали этой истории, чтобы сделать её менее узнаваемой, потому что её герои живы и здравствуют… Но суть передана верно: за много лет никто из верующих не удосужился поинтересоваться судьбой оступившегося брата… Человек трижды покаялся в грехе, уж многократно наказан Господом, сам не рад своей судьбе… Но нам всё мало! Мы будем демонстративно не замечать его, а при встрече будем переходить на другую сторону улицы…


История душераздирающая. Я вдруг подумал, что те, кто без конца вещает о «безграничной милости и любви Господней», почему-то вдруг оказываются страшно брезгливы к своим же братьям. Да что там брезгливы… Порой убийственно равнодушны и жестоки…


К отлучению у нас, к сожалению, относятся весьма и весьма неуклюже. Церковная дисциплина у нас зачастую организована не лучше, чем телодвижения слона в посудной лавке. За неполные 20 лет своего христианства я лично знаю не менее десятка навсегда сломанных человеческих жизней. Сломанных не столько грехом, сколько неумелым лечением — неправильным отлучением. Даже для такого жестокого человека как я, десяток сломанных судеб — это многовато. А пожилые верующие всё подкидывают и подкидывают соответствующие истории.


Писание говорит об отлучении от Церкви. Но никому из апостолов Христовых и в страшном сне не могли присниться наши изобретения, противные духу Нового Завета.


Вот только четыре из них:


Отлучение, имеющее целью припугнуть других


Чтобы другим неповадно было… Бей своих, чтоб чужие боялись…


Эти мирские максимы почему-то вдруг становятся христианскими девизами.


Я был свидетелем (и горячим оппонентом беспределу) отлучения от церкви пожилой женщины за то, что её взрослая дочь-христианка (член другой церкви), собираясь выйти замуж за юношу-христианина, позволила своему жениху до свадьбы совершить… жутко сказать… массаж затёкшей стопы!


Когда я спрашивал пастора, не ошалел ли он часом, принимая такое решение, мне было указано на тлетворный пример, который сии жених и невеста подали молодёжи.


Но поскольку молодые люди не находились «в юрисдикции» того пастора, отлучить пришлось будущую тёщу незадачливо-развратного жениха.



Отлучение как мера улучшения церковной репутации


Я помню, как отлучили от Церкви девушку, ставшую жертвой сексуального насилия. Она забеременела, и, чтобы «не повредить репутации Церкви» (или, как принято выражаться на религиозном новоязе, не допустить поношения на Церковь) её отлучили. Да, может быть, она была и в чём-то виновата (осталась наедине не с тем парнем). Но жестокость и непропорциональность наказания просто поражает.


Невдомёк таким деятелям, что церковная репутация будет навсегда погублена именно подобными решениями.


За евангельскими церквами в России и так закрепились обвинения в тоталитарном сектанстве (по большей части, к счастью, ложные). А подобные «радения о чистоте» только укрепляют стереотипы, навязанные людям безбожной пропагандой.


В подобных фарисейских церквах лучше искалечат судьбу человека, но формально останутся чисты. Совсем, как фарисеи, которые не постыдились нанять лжесвидетелей против Христа, отправили Сына Божия на муки и смерть, но при этом постеснялись войти во двор к Пилату:


От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы [можно было] есть пасху (Ин. 18:28).


Какое жуткое лицемерие!



Отлучение как сведение личных счётов


В этом случае церковная дисциплина превращается в средство манипулирования людьми. Методика, кстати, проста: ведь практически любого человека можно вывести из себя, если знать его болевые точки. Можно спровоцировать брата или сестру на неадекватное поведение, а потом отлучить за отсутствие смирения.


Я знал случай, когда двух братьев даже отлучили с формулировкой: «за волшебство». Я поначалу ужаснулся, ибо представил, как братья под покровом ночи на перекрёстке в полнолуние смешивают порошок из сушёного хвоста дохлой чёрной кошки с жабьей слизью…


Но всё оказалось гораздо прозаичней. Дьякон церкви дал им какое-то малозначительное поручение, а те отказались его исполнить, сославшись на занятость.


Ну, собственно, и вся магия… А при чём тут магия? — спросите вы… Ну как же! Написано же: «ибо непокорность есть [такой же] грех, что волшебство, и противление [то же, что] идолопоклонство…» (1 Цар. 15:23).


Отлучение как наказание даже после покаяния.


Самый частый случай. Человек согрешил, покаялся, но его всё равно отлучают, вопрошая: как же мы не накажем грех?


Не так давно я получил письмо с вопросом о брате, который ушёл в запой, причём в его жизни это был уже не первый случай. Брат нисколько себя не оправдывает, изо всех сил пытается бороться с грехом. Но мой дорогой собеседник вопрошал: неужели этот брат не должен предстать перед членским собранием с покаянием и дать возможность церкви решать вопрос о возможном наказании?


Мой ответ — категоричное «нет»! Не должен.


Писание учит с согрешающим братом поступать милостиво, гнушаясь не братом, но грехом! (см. миф о спасении страхом).


Апостол Павел недвусмысленно говорит о человеке, который стал жертвой греха:


Братия! Если и впадёт человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушённым (Гал. 6:1).


Такового надобно не наказывать, а лечить (греческое слово тут означает буквально: чинить, восстанавливать, вновь приводить в порядок).


Человек борется с грехом, получает раны, но всякий раз кается, встаёт и идёт вперёд. За что же отлучать такого?


Ведь, если быть честным, каждого из нас можно отлучить за то, что грех присутствует в нашей жизни ежедневно. Мы не сразу побеждаем злоречие, не всегда в силах сразу расстаться со своими идолами, мы не в состоянии бываем быстро и навсегда победить сварливость, цинизм, сплетни, осуждение и т. д. и т. п.


Но к себе мы милостивы.


— Это же не грубые грехи! — восклицаем мы.


Как знать, как знать? Быть может, для Господа злоречие гораздо хуже пьянства…


Но Он по-прежнему возится с нами, как с неразумными детьми, так почему же у нас не хватает терпения и любви к согрешающим. Почему мы спешим отмежеваться от них, как бы боясь бросить тень на свою репутацию?


В «Сокровенном дневнике Адриана Пласса» есть полный подлинного драматизма эпизод:


Сегодня на работе был один странный момент. Ко мне подошёл Гландер и с язвительной усмешечкой произнёс:


— Знаешь, этот твой чокнутый приятель — ну, он ещё был на вечеринке! — Тинн, что ли?


— Ну? — удивлённо спросил я.


— Так вот, — продолжал Гландер, — один мой знакомый не так давно видел, как пара молодцов в тёмно-синей форме соскабливали твоего благочестивого Тина с мостовой возле пивного бара на углу его улицы — и причём, далеко не в лучшем виде. Вот я подумал: если уж вы с ним такие друзья и если уж ему полагается быть гордостью и радостью этого вашего Иисуса, то тебе, наверное, было бы полезно об этом узнать!


На одну чёрную, страшную секунду мне захотелось сказать, что мы с Тинном не такие уж близкие друзья и что остальные люди в церкви ведут себя совсем иначе, но тут мне показалось, что как раз сейчас все они — и Энн, и Джеральд, и Китти, и Леонард, и Иисус — затаив дыхание, ждут, что же я отвечу.


— Я и так об этом знаю, Эверетт, — ответил я. — Леонард один из моих лучших друзей, и поэтому я знаю почти обо всём, что с ним происходит. Да, у него действительно проблема с выпивкой. В нашей церкви у всех есть свои проблемы. Я, например, часто запутываюсь и всё время попадаю впросак. Мы не очень хорошие люди, но Бог снова и снова прощает нас. А тебя, Эверетт, кто-нибудь прощает за твои ошибки?


Неужели я сумел всё это ему сказать?? Ожидал, что в ответ он опять начнёт смеяться и подзуживать меня, но он только нахмурился, что-то буркнул и пошёл на своё место. Перед самым концом рабочего дня снова подошёл ко мне и почти извинился!


Кого же следует отлучать от церкви?


Я писал вам в послании — не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира [сего]. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остаётся блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе (1 Кор. 5:9-11).


Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, [так] и теперь ещё говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема (Гал. 1:8,9).


Таким образом, отлучение применяется к человеку, который упорствует в грехе или ереси. Не желает каяться, считает свой образ жизни и свои верования правильными!


Знавал я одного такого «брата». Он бросил свою жену и детей, ушёл к другой женщине. Жил с ней, преспокойно ходил в церковь. А когда это всё вскрылось, и братья пришли к нему с увещеваниями, то гордо заявил, что никакого греха тут нет, что, дескать, он таким образом неверующей девушке проповедует Евангелие, и его не увещевать, а награждать нужно…


Отлучение — это не наказание, а восстановление статуса кво. Человек живет в грехе и не видит в таком образе жизни ничего страшного. Это значит только одно — человек этот неверующий. Он отвергает обличения Бога, следовательно, он не рождён от Духа. С таким человеком по совету апостола Павла нельзя было разделять церковные трапезы Агапы, а, следовательно, и причащаться Христовых Тайн.


Про такого говорил Господь: «если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:17).


Восстановите его статус кво — он просто неверующий. Относитесь к нему как к язычнику (то есть у вас с ним разное богослужение и у него иные боги, отличные от Бога Библии) и как к мытарю (то есть ваше доверие ему должно быть весьма невелико, ведь такой человек всегда может обмануть).


Такового нужно отлучить от церкви по двум причинам: чтобы не стать пособниками в его самообмане (ведь он-то считает себя христианином) и чтобы не создавать соблазна слабым и неутверждённым христианам.


Но даже в таком случае отлучение — это не попытка поставить на человеке крест. Это не окончательное отвержение. Церковь оставляет такого человека без своего покровительства, лишая его, таким образом, Божьей защиты (ведь, где двое или трое собраны во имя Христа для решения подобных проблем — связыванию или разрешению, — то к их решению присоединяется и Христос — см. широкий контекст Мф. 18:15-20), предавая его (по меткому выражению Апостола Павла в 1 Кор. 5:5) сатане. Быть может, он, помучившись по плоти, всё же покается, и дух его будет спасён.


В случае с коринфским блудником так и произошло. Он был неверующим по сути, и, скорее всего, лишь потом покаялся по-настоящему… Отлучение тут можно уподобить акушерским щипцам, помогающим трудному рождению… Павел лишает неверующего церковной опеки, как бы разоблачая его самообман и отдавая согрешившего во власть сатаны. Блудник перестаёт успокаивать себя той мыслью, что он спасён (ведь до отлучения все в церкви почитали его за своего)… Он кается в грехах, впервые по-настоящему верно оценивает своё поведение и Павел во Втором послании к Коринфянам, призывал церковь простить раскаявшегося.


…Так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощён чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь (2 Кор. 2:7,8).


В любом случае отлучение — это боль и печаль для всей церкви. Прежде чем отлучить человека, необходимо совершенно точно убедиться в том, что человек грешит не по слабости, а по упорству воли.


Христос советует пройти несколько этапов уговоров, советов, увещеваний: сначала наедине, потом при двух-трёх свидетелях, а потом и при всей церкви (Мф. 18:15-20).


Примечательно, что фраза: «…скажи Церкви, а если и Церкви не послушает…» у нас также в частом пренебрежении. Церкви обычно сообщают уже об отлучении. Но это неправильно. Церкви нужно сообщить о грехе упорного брата с той целью, чтобы община могла проявить к таковому свою любовь…


Один пастор из США рассказал, как в его церкви был некий брат, не желающий расстаться с каким-то грехом. Его увещевали наедине, он не каялся, увещевали несколько его близких друзей — тщетно. И тогда пастор в одно из воскресений объявил: «С глубоким прискорбием мы вынуждены сообщить, что наш брат такой-то впал в грех и не желает этого понять и раскаяться. Мы призываем вас молиться о нём и помочь ему увидеть своё поведение в истинном свете».


В ближайший вторник этот брат позвонил пастору и попросил о встрече. Оказалось, что за понедельник он получил более 500 телефонных звонков от друзей из церкви, каждый из которых очень тактично и с любовью уговаривал его покаяться, приводил аргументы, просто сообщал о своей любви к нему и выражал готовность молиться и помогать…


Такой волны искренней любви грешник не выдержал…


Конечно, я слегка идеализирую ситуацию. Нашим поместным церквам ещё расти и расти до такого уровня любви, но начинать с чего-то надо…


Несколько слов нужно сказать и о так называемом «замечании». Мне представляется, что такой отдельной меры церковного взыскания просто не существует. Даже несмотря на текст:


Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата.


(2 Фессалоникийцам 3:14-15)


Ведь Павел пишет примерно следующее: «Если человек не хочет слушаться, то присмотритесь к нему повнимательней (таков смысл греческой фразы «имейте на замечании»), не соглашайтесь (буквально по-гречески «не смешивайтесь») с ним, чтобы он задумался, устыдился и обратился. И не считайте его врагом, но давайте советы ему, как брату…»


Это не мера церковного воздействия, это методика душепопечительства, сродни увещеванию из главы 18 Евангелия от Матфея, но не отдельное наказание, как бы ниже рангом, чем отлучение…


В любом случае, даже если человек был отлучён от Церкви, но покаялся и искренне желает жить христианской жизнью, мы бы должны простить, принять и никогда больше не вспоминать о том грехе, что привёл к такому радикальному методу воспитания, как отлучение.


К сожалению, пока в наших церквах гораздо чаще можно встретить ханжеское и высокомерное презрение к подобным людям, нежели искреннюю любовь к ним… Почему-то вспоминается басня:


Случилось это


Во время птичьего банкета:


Заметил Дятел-тамада,


Когда бокалы гости поднимали,


Что у Воробушка в бокале —


Вода! Фруктовая вода!!


Подняли гости шум, все возмущаться стали, —


«Штрафной» налили Воробью.


А он твердит своё: «Не пью! Не пью! Не пью!»


«Не поддержать друзей? Уж я на что больная, —


Вопит Сова, — а всё же пью до дна я!»


«Где ж это видано, не выпить за леса


И за родные небеса?!»


Со всех сторон стола несутся голоса.


Что делать? Воробей приклювил полбокала.


«Нет! Нет! — ему кричат. — Не выйдет! Мало! Мало!


Раз взялся пить, так пей уже до дна!


А ну, налить ему ещё бокал вина!»


Наш скромный трезвенник недолго


продержался —


Все разошлись, он под столом остался…


С тех пор прошло немало лет,


Но Воробью нигде проходу нет,


И где бы он ни появился,


Везде ему глядят и шепчут вслед:


«Ах, как он пьет!», «Ах, как он разложился!»,


«Вы слышали? На днях опять напился!»,


«Вы знаете? Бросает он семью!».


Напрасно Воробей кричит: «Не пью-ю!


Не пью-ю-ю!!»


Иной, бывает, промахнётся


(Бедняга сам тому не рад!),


Исправится, за ум возьмётся,


Ни разу больше не споткнётся,


Живет умней, скромней стократ.


Но если где одним хоть словом


Его коснётся разговор,


Есть люди, что ему готовы


Припомнить старое в укор:


Мол, точно вспомнить трудновато,


В каком году, каким числом…


Но где-то, кажется, когда-то


С ним что-то было под столом!..


Давайте-ка, братья и сёстры, лучше под свои столы заглядывать! И что-то делать, чтобы в наших церквах греха и отлучений было всё меньше и меньше. И уж, конечно же, не допускайте мифотворчества в таком важном вопросе. Пожалейте людей! Вы ведь тоже из этой породы, не так ли?


***
30 июн, 2011

Примечание из современности.

Я изъял из статьи абзац о епитимьи и несколько отредактировал статью. Так как более тщательное исследование Писания и церковной истории побудили меня к некоторой корректировке точки зрения на епитимью для людей, которые, например, вступили в неправедный брак. Иными словами, когда человек запил, а потом покаялся и бросил пить — это одно дело. Другое дело, когда человек, к примеру, не поставив церковное руководство в известность, самовольно вступил во второй или третий брак. Развод в этом случае будет умножением беззакония. Поэтому вполне логично, если Церковь всё же наложит епитимью на такового и отлучит его. Ведь в его поступке есть признаки дерзкого греха, а увещевать такого человека уже поздно… Однако, и тут нужно соблюдать осторожность — не пропустить бы подлинного покаяния и не затянуть бы епитимью, как и описано в 2 Кор. 2:6, чтобы не вышло так, как получилось в первой истории из вступления к этой статье…

Также мне кажется (хотя я могу и ошибаться), что неправедный брак — это, пожалуй, единственный случай, когда епитимья оправдана.

Скачать всю книгу “Современное христианское мифотворчество и разрушение мифов” можно тут

Tags: Разрушение мифов по четвергам, Разрушение мифов по четвергам.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments