pavel_begichev (pavel_begichev) wrote,
pavel_begichev
pavel_begichev

Categories:

Уроки истории по вторникам…

Снова вторник, и снова история.

Предыдущая история о Претекстате не вызвала особого энтузиазма у комментаторов. Виной тому, быть может, послужила летняя леность, или громоздкость изложения. Так или иначе, моралистов среди читателей нашлось немного… Хотя все те, кто написал комментарии (и mikko-virtanen, и gnnbtrn, и petr-kozlov) высказали интересные мысли. Что же касается меня, то я лично в этой истории вижу следующее:

Мне по человечески очень близок Претекстат. Я его очень хорошо понимаю.

Думаю, что он  нисколько не согрешил, раздавая имущество Брунгильды. Королева фактически отдала ему эти цацки, иначе снарядила бы за ними караван поосновательней.

Что же касается самооговора… Вряд ли Претекстат устал от тюремного заключения (да и не пытали его). Вряд ли он хотел ценой самооговора купить себе свободу. Не таковский был человек.

Мне кажется, что Претекстат, был тем, для кого личная репутация была менее ценной, чем мир между людьми. Для меня это колоссальный пример самоотречения. Пусть даже наивного. Но есть в этой наивности что-то величественное. Пусть лучше мне будет плохо, но в городе и в сердце короля с королевой воцарится мир.

Это поступок настоящего пастыря! Даже если и запятнал себя Прикс ложью, то уж точно не ради собственной выгоды. Другое дело, что ни одного тирана не удавалось еще умилостивить человеческими жертвами. Тиран — всегда предатель. В сталинские времена тоже многие признавались в шпионаже и прочих «грехах», искренне думая, что их признания послужат пользе дела, и насытят кровавого Молоха. Не насытили, не послужили…

В этом и урок.

А жить надо, как Претекстат! Обличать грех, жертвовать собой, а не другими, помогать людям. Лучше быть наивным, но добрым и пострадать, чем быть хитрым, коварным, изворотливым и стать убийцей. Мне кажется, что в той истории Претекстат победил!

***

Ну а сегодня мы от средневековья сразу перенесемся в 19 век, да не куда-нибудь, а в Россию! Все перенеслись? Ну так вот. Речь пойдет о наших «баптистских отцах-основателях».

Не скрою, когда я читал книги по истории «нашего братства», написанные нашими же братьями, меня не покидало ощущение, что я читаю Жития Святых… Именно так, с большой буквы. Порой складывалось впечатление, что служение и святость самих Апостолов — всего лишь жалкая попытка подражать Вере и Жизни Великих Братьев.

Однако оказалось (и слава Богу), что братья на самом деле были обычными людьми, со своими грехами и слабостями. Между ними даже возникали конфликты.

Известно, что именно в конфликтной ситуации проявляется истинный характер человека. А сам конфликт практически готовое учебное пособие для человека, умеющего извлекать уроки.

Поэтому рассмотрим один (как говаривал М. Зощенко) «такой вот нетипичный случай».

Итак, 1879 год. Тифлис (совр. Тбилиси), т.е. столица Грузии (Грузия тогда входила в состав Российской Империи).

Уже 12 лет, как существует небольшая баптистская община. Организовал ее первый российский баптист Никита Исаевич Воронин. Бывший молоканин. Человек действительно набожный и мудрый. Об этом свидетельствует тот факт, что он стал пресвитером у молокан в возрасте 30 лет — случай небывалый. Молоканским пресвитером должен быть старец… Но наш Воронин весьма талантлив. Местный православный священник описывает его так: «Брюнет высокого роста, с маленькими черными глазами, представительный во всей фигуре. Обладает отличным изустным знанием Библии, обширной начитанностью по предметам богословского знания и свободным даром речи. Все, что есть на русском языке по догматическому и нравственному богословию Ворониным прочитано. Он может не только наизусть прочесть текст, но и указать с математической точностью главу книги и даже стих».

На фото он, конечно, гораздо старше. Но в 1879 году ему только 39 лет. Так что представьте его моложавым брюнетом.

Кроме того, Воронин очень богатый человек, купец, бизнесмен. Он фактически содержит общину. За 8 лет до описываемых событий Воронин обратил внимание на шустрого семнадцатилетнего юношу из молокан по имени Василий, а по фамилии Павлов. Воронин беседует с юношей о Боге, потом крестит его, а потом принимает к себе на работу приказчиком, т.е. топ-менеджером. А еще через некоторое время община отправляет молодого Павлова в Германию, учиться в Гамбургской семинарии (думаю, что Воронин проплатил солидную часть этой учебы, хотя деньги, конечно, собирали всем миром).

Фотографий молодого Павлова тоже не сохранилось… Вот он в старости…

Через год с небольшим Павлов возвращается в родной Тифлис. Блестящий начинающий ученый-библеист,  миссионер, полиглот (знающий более 20 языков), рукоположенный самим Онкеном.

Так вот приезжает этот блестящий юноша домой. Осматривается, вливается в жизнь общины и через три года отлучает от церкви своего духовного отца Никиту Исаевича Воронина!

Это и произошло в 1879 году!

Скандал!

Что же такого, достойного отлучения, совершил Воронин? Оказывается, он стал пайщиком (т.е. инвестором) в банке, выдающем ссуды (т.е. кредиты) под проценты. Воронин вошел даже в ссудный комитет, т.е. принимал решения о выдаче ссуд и размере процентов.

Кто знает, может быть именно сюда вложил деньги Никита Исаевич. Во всяком случае, это тбилисское здание в 19 веке было банком.

Юный и горячий Павлов усмотрел в бизнес-проекте Воронина нарушение Писания, созвал церковный совет и отлучил Никиту Исаевича от Церкви.

Разумеется, этот поступок вызвал негодование верующих из окрестных церквей Баку и Владикавказа. Но Павлов стоял на своем.

Правда, надо сказать, что вопрос о процентах, недавно был решен на общей конференции. Постановили: «Бедным, которые берут взаймы на необходимые нужды, давать деньги в рост погрешительно, но с богатого, берущего деньги на расширение своего занятия, брать умеренный процент не погрешительно».

Так что Воронин не сделал ничего противного этому постановлению. Верующие предпочитали ссужаться деньгами у самого Воронина, минуя банки и ссудные кассы. Да и бедняки крайне редко получали кредиты в солидных финансовых учреждениях. Писание однозначного совета по этому вопросу не дает. Оно явно осуждает тех, кто угнетает процентами бедняка, но в то же время не осуждает сам принцип получения прибыли за счет процентов (вспомните, хотя бы притчу Спасителя о талантах).

Поэтому лично я могу понять чувства Воронина. Неприятно, когда инициатором твоего отлучения становится пацан, который на 14 лет моложе тебя (напомним, что Павлову в тот момент 25 лет, а Воронину почти 40), которого ты когда-то привел к вере в Христа, и который, ко всему прочему, тебе многим обязан. Особенно, если вопрос спорный.

Воронин, разумеется, огорчился. Община разделилась.

Через год Каргель рукоположил Павлова в пресвитеры Тифлисской общины, а Воронин зарегистрировал свою.

Правда, закончилась эта история более или менее хорошо. Л.Н. Митрохин пишет, что было отменено отлучение, что можно истолковать так: Павлов понял необоснованность своих претензий к Воронину… Наш конфессиональный историк В. А. Попов считает, что Воронин раскаялся… Как на самом деле произошло примирение, мы не знаем. Важно, что оно произошло.

Чего, к сожалению, нельзя сказать о большинстве современных конфликтов.

Но сам конфликт весьма интересен. Прямо таки: «Мы показали вам драму «Пиф-Паф». Охотник и заяц. Кто прав? Кто неправ?»

Кто что думает по этому поводу?

blog.begichev.info

</lj-like>
Tags: Уроки истории по вторникам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments