September 10th, 2009

Борода

Разрушение мифов по четвергам...

Миф о незыблемости некоторых слов в синодальном переводе Библии



Я уже давно подбираюсь к одной очень большой и сложной теме — развенчание мифов о «богодухновенности переводов Библии». Бог даст, вскоре напишу и на эту тему.

А сегодня мне хотелось бы предложить читателям миф — не миф, а этакую информацию к размышлению.

Ни для кого не секрет, что так называемый синодальный перевод Библии на русский язык приобретает если не статус «богодухновенного перевода», то статус неприкосновенного текста — уж точно.

Многим кажется, что эстетическая составляющая текста должна доминировать над смысловой его частью. Т.е., проще говоря, важно, чтобы звучало красиво, а понятно или не понятно — это дело третье.

Казалось бы, этот довод должен покрыться толстым слоем пыли в сундуках с аргументами у сторонников «богодухновенности» церковно-славянского перевода. Ведь именно они считают, что «ланита» звучит гораздо краше, нежели вульгарное «щека», а перст им представляется гораздо предпочтительнее современного пальца. И хотя им (вопреки логике) приходится считать срачицу более благозвучным аналогом рубашки, они все же весьма агрессивны в отстаивании своей сермяжной правды (она же посконная, домотканая и кондовая).

Но вот чего понять совершенно нельзя, так это тех людей, которые стремятся превратить синодальный текст в некий застывший памятник. Текст, основная цель которого была —«способствование к приведению в России в большее употребление Библии без всяких примечаний и пояснений», т.е. возможность быть понятным.

О новых переводах Библии речь ведется уже давно и в этом отношении сделано немало. Но все же большинство издаваемых в наши дни Библий — это именно синодальный текст.

Уже давно говорят о том, что из него надо бы убрать все архаизмы или снабдить их необходимыми примечаниями. И в некоторых подобные попытки были предприняты.

Однако я думаю, что такой замене должны быть подвергнуты вовсе не архаизмы, историзмы и славянизмы. Они необходимы для воссоздания быта и языкового колорита эпохи, для создания высокого стиля.

Я НЕ считаю, что их непременно нужно заменить на новые слова.

Поэтому сегодня нас будут интересовать не просто устаревшие слова, такие как: агнец, акриды, стегно, вено, вереи, выя, заушать, рамена, тать, фелонь и т.д. Их можно легко объяснить при помощи сноски в тексте. Во всяком случае, встретившись с ними, человек не поймет текст превратно, а поймет, что слово ему не знакомо и лишний раз заглянет в словарь, расширив таким образом свой вокабулярий.

Предметом сегодняшней статьи станет не устаревшее написание слов, ошибочно принимаемое за опечатки: кострюля, усумнились. (см. иллюстрацию в начале статьи)

Мы не будем рассматривать омофоны, вызывающие ненужные ассоциации. Например, точило и орало никак не связанные с глаголами «точить» и «орать».

Сегодня мы с вами поговорим о некоторых словах, которые полностью поменяли свое значение. В тексте Библии они способны спровоцировать неверное понимание смысла и вызвать в лучшем случае легкое недоумение, а в худшем — стать причиной заблуждений. Ведь читатель не воспринимает их, как незнакомые. Он искренне полагает, что значения этих слов ему совершенно понятны.

Словами, полностью изменившими свое значение, мы будем называть те слова, которые в синодальном тексте используются в одном значении, а современные словари в качестве первого значения дают совсем другое толкование (мы будем использовать «Современный толковый словарь русского языка» под редакцией Т.Ефремовой). И по контексту трудно (а малоискушенным и малокультурным читателям порой и невозможно) определить, какое значение соответствует слову.

Таких слов в синодальном тексте немало. Я напишу о первых вспомнившихся… Список, разумеется, не исчерпывающий.

Читать далее и комментировать там...